Трассовая интеллигенция

17.08.2012

Сегодня в составе производственной лаборатории ЛГСС трудится около 130 специалистов, из них в центральной – в пос. Тайцы Ленинградской области – всего 15 человек. Основная часть дефектоскопистов работают на участках строительства в передвижных лабораториях с целым арсеналов приборов для неразрушающего контроля.

«Возможно, кому-то это покажется преувеличением, но именно от наших сотрудников во многом зависит судьба стройки, – рассказывает начальник ПИЛ Виталий Буняев. – Судите сами: на железнодорожную станцию приходят трубы для строительства магистрального трубопровода – каждая из них проходит так называемый входной контроль, который проводит с помощью специализированного оборудования представитель нашей лаборатории. При обнаружении дефектов трубы отбраковываются. Сварка, изоляция, укладка трубопровода, измерение качества грунта при отсыпке площадки для строительства наземных сооружений, контроль железобетонных изделий и арматуры – на каждом этапе строительства лаборант идет рука об руку со сварщиком или строителем и контролирует все этапы работ».

Ближе к вечеру, когда дневная смена выполнила свою норму по количеству сварных соединений, на объект выезжает серый УАЗик, называемый в народе «Буханка». Это бригада дефектоскопистов прибыла на стройку для выполнения самого сложного этапа своей работы – просвечивания сварных швов с помощью рентгено-гаммадефектоскопии. Примерно так можно описать начало работы дефектоскопистов на трассе.

«Гамма-дефектоскоп – это своеобразный флюорографический аппарат для трубы, – рассказывает заместитель начальника ПИЛ ЛГСС Сергей Хомутников. – С помощью этого устройства дефектоскопист проверяет, насколько качественно проведены сварные работы. В зависимости от диаметра трубы и условий проведения контроля гамма-дефектоскоп устанавливается снаружи или внутрь трубы на месте стыка. Сварные соединения труб диаметром пятьсот и более миллиметров контролируются изнутри. Экспозиция одного стыка занимает в среднем около 4 минут.

Сложнее с контролем стыков через две стенки у труб малого диаметра, их предостаточно на компрессорных станциях. Такие трубы исследуются снаружи. В этом случае прибор устанавливается на трубу, а контроль проходит в три этапа – чтобы получить снимок всего стыка, устройство надо переместить по периметру стыка три раза на 120 градусов. Это более трудоемкий процесс. При этом надо учитывать то, что перед контролем на трубу надевается мерный пояс и рентген-пленка. Пояс похож на портновский сантиметр, при проявке пленки он помогает определить точное место расположения дефекта на трубе. Поскольку контроль стыков связан с источниками радиоактивного излучения, при работе прибора специалист должен находиться от него на расстоянии не менее одиннадцати метров. У каждого специалиста, работающего с опасными элементами, всегда при себе дозиметр - устройство для измерения радиационного фона. За работой приборов строго следит служба радиационной безопасности ПИЛ. Учитывая такое количество манипуляций, проверка одного стыка непосредственно на объекте может занимать до двух часов, плюс время на проявку пленки и расшифровку отснятого материала».  

При красном неактеничном освещении на этом приборе производится проявка пленки

Сергей Хомутников изучает отснятый материал для определения дефектов. Наиболее распространенный - пора или пустота. В зависимости от ее размера принимается решение о судьбе стыка.

Все источники радиоактивного излучения (Иридий 192) в центральной лаборатории хранятся в специальных колодцах. На объектах – в оборудованных передвижных боксах.

Надо сказать, что работа с гаммадефектоскопом на трассе иногда требует еще и крепких нервов. Специалисту приходится заходить внутрь трубы, куда до этого может спрятаться кто-то из представителей лесной фауны. Так что встреча с лисой или зайцем в темноте узкого стального тоннеля может оказаться, мягко говоря, неожиданной.

Помимо гамма-дефектоскопа для исследования сварных соединений используется ультразвуковой дефектоскоп «Пеленг». Прибор позволяет дать заключение о толщине и плотности стыка прямо на месте контроля, что сокращает время проверки в несколько раз.

После того как все стыки проверены, на них накладывается изоляционный слой - так называемые манжеты, которые тоже подвергаются определенному виду контроля. Специалист исследует изоляционный слой с помощью электроискрового дефектоскопа, который позволяет обнаружить дефекты, размером до 0,3 мм.

Последний этап контроля – когда трубопровод уже под землей. Через слой грунта прибором DCVG (аппарат для нахождения повреждений изоляции) обнаруживаются дефекты, которые могли появиться при укладке и засыпке трубы.

Бригада специалистов ПИЛ КС «Елизаветинская»

На КС «Елизаветинская» бригаду пиловцев возглавляет Сергей Покутнев, который еще в 80-е одним из первых получил диплом индустриального техникума по новой, но тогда быстро становящейся востребованной специальности дефектоскописта. «Официально профессия «дефектоскопист методов неразрушающего контроля» существует с 1982 г., – говорит он. – При поступлении нам тогда говорили: кто идет на сварщиков – тому хлеб с маслом, а кто на дефектоскопистов – еще и с икорочкой. У нас действительно есть дополнительные льготы: доплаты за вредность, дополнительные дни отпуска, мы раньше уходим на пенсию – в этом хотя и условный, но плюс профессии».

Ольга Афанасьева работает в ЛГСС всей семьей. Она - лаборант по контролю изоляции, трудится на предприятии около 20 лет: «Сначала водителем трубовоза в Ленгазспецстрой пришел мой муж. Чтобы быть рядом с ним, я решила переквалифицироваться из портной в лаборанта по контролю изоляции. Наши дети, практически выросли на трассе. Старший сын уже выпускник Московского государственного горного университета, монтажник шестого разряда, готовится стать мастером. Младший – студент Тверского государственного университета, работает машинистом трубоукладчика. Кстати, я тоже решила не отставать от них и освоить новые для себя области. В 39 лет поступила в Торжокский политехнический колледж по специальности «строительство и эксплуатация газонефтепроводов и газонефтехранилищ. Теперь многое знаю, могу работать в разных направлениях. Но здесь, в ПИЛе, чувствую себя наиболее уютно, у нас очень дружный коллектив».

А вот Игорь Прудников в ЛГСС три года (ему 25 лет), причем работает по специальности, которую получил на строительном факультете Белорусско-Российского университета в Могилеве – инженер неразрушающих методов контроля. «Я выбирал вуз по принципу «куда проще попасть». Ну по крайней мере когда-то я полагал, что здесь все просто. У себя на родине работать было негде, нашел работу здесь, втянулся, нравится, так что ни о чем не жалею».

Добавим, что бригады специалистов ПИЛ на объектах строительства состоят, как правило, из 8-10 человек, в зависимости от объема производимых работ. И, как видно, каждый из сотрудников ПИЛа видит работу своих коллег буквально насквозь.

Возврат к списку